Призывы ЦК КПРФ к Дню знаний 1 сентября

Призывы ЦК КПРФ к Дню знаний 1 сентября • Грамотная страна — мощная и мудрая Россия! • Бесплатное доступное образование — основа процветания страны! • Советская образовательная система — лучшая в мире! • Профессионалами не рождаются — их готовят вузы и колледжи, школы и ПТУ! • Учителю и педагогу — достойную зарплату! • Выпускникам вузов и колледжей — рабочие места по профессии! • В патриотическом воспитании — спасение генофонда страны! • Вернуть социальные льготы учителям и преподавателям! • Сельским учителям — особое внимание и поддержку го-сударства! • “Болонская” система — путь в болото невежества! • Знание — сила! ЕГЭ — лотерея! • Экзамен — дорога к глубоким знаниям! Уважаемые товарищи! Поздравляем жителей Московского района города-героя Ленинграда с началом нового учебного года!!! Пусть новый учебный год принесет всем учащимся – в школах, техникумах, институтах – новые интересные, нужные, необходимые в жизни знания, пусть эти знания расширят кругозор учащегося, покажут, насколько многообразен, и сложен мир, окружающий нас. Отдельное поздравление – всем учителям, педагогам, преподавателям – тем людям, которые призваны «сеять разумное, доброе, вечное!». Московский районный комитет КПРФ - 2 - ТОВАРИЩ №77(7) август 2008г. Нельзя забывать, что в современной России вслед за праздничным Днем Знаний следует черный день 4 сентября. В этот день 2004г. в Беслане (Северная Осетия) погибли 183 школьника – убитые, со-жженные, раздавленные обломками рухнувшей школы. ЭТОГО ЗАБЫТЬ НЕЛЬЗЯ!!! Тогда как 1 сен-тября многие родители провожают своих празднично одетых детей в школы, другие скорбят о безвинно погибших детях. С уважением Председатель ЦК КПРФ Г.А. Зюганов

После Беслана 2004

Теперь каждое 1 сентября мы будем вспоми-нать Беслан, ту школу и ту линейку. Есть какой-то зловещий смысл, что заложниками стали дети, и именно 1 сентября. Ведь буквально за день до этого были взрывы у станции метро «Рижская» в Москве, а еще за несколько дней до этого взорва-ли самолет, но захват школы стал сутью этих со-бытий. Такова цена разговоров о детях: они – наше бу-дущее, что, мол, нет ничего дороже…Дети живут в том же государстве, что и все. В этом государст-ве жизнь ничего не стоила и не стоит, и не надо питать иллюзий. Любой заложник беспомощен, напуган, наде-ется, что его спасут. Дети – особенно. Есть убеж-дение, что нельзя идти на контакты с террориста-ми, есть сложные политические игры и хитро-сплетения, но кажется, что все это про другое, а когда дети, то нет ничего важнее их спасения, по-тому что если только представить, что они пере-живали в этом спортзале, их страх, голод, жажду, ужас и унижение, то какие там могут быть другие соображения. Детей не защитили и не спасли. Беслан, «Норд-Ост», Чечня, «Курск». Моряков из батискафа спасли…Слава богу. Власть словно двигает костяшки на страшных счетах: ладно, этих вытащим… Строгое и презрительное предъявление счета власти в эти дни обоснованно, но направить свои чувства только по этому руслу – значит дать себе поблажку, выпустить пар привычным образом. Разве кто-нибудь надеется на эту власть если что? Нет. На друзей – да. На то, что может проне-сет. На Судьбу, в конце концов….. У многих был порыв что-нибудь сделать после Беслана, кровь сдать, деньги перевести – как ми-нимум. Но время идет, порывы быстро слабеют и выдыхаются. Прошли годы. Тяжело смотреть кад-ры замедленной хроники этих страшных дней, на лица тех, кто вместе со смертью близких потерял и свою жизнь. Но назавтра боль пройдет, и это волнение души привычно примем за подлинное переживание. БЕСЛАНСКАЯ ГОДОВЩИНА И ОТНО-ШЕНИЕ К НЕЙ - ЭТО ВПЛОТНУЮ ПОДНЕ-СЕННОЕ К ДУШЕ ЗЕРКАЛО, ОТРАЖАЮ-ЩЕЕ НАШУ БОЛЕНЕПРОБИВАЕМОСТЬ. Привыкаем. Значит, готовы. ЭТИ СОБЫТИЯ, И ОСОБЕННО ПИКОВЫЙ БЕСЛАН, НЕДВУСМЫСЛЕННО ОБРАЩЕ-НЫ К НАМ, а мы отворачиваемся, ничего не же-лаем менять, соглашаемся на ложь. Не извлекаем даже очевидное – что это наши дети и наша от-ветственность. Не слышим предупреждений. Лю-ди, не защищающие и не спасающие детей любой ценой – они кто? Народ, и через годы ничего не желающий знать,- это что? «Новая газета» № 65. 2005г. 40 лет тому назад, в августе 1968 года руководство Советского Союза, стремясь предотвратить контр-революционный мятеж в социалистической Чехословакии, ввело наши войска на территорию этой стра-ны. Сколько негодующих криков, воплей и стонов, обвинений в растоптанной танками демократии не-слось в адрес Советского Союза с Запада! Много лет, а точнее – десятилетий, нам ставили в вину дейст-вия советских руководителей. Но время идет, события 1968 года отодвигаются все дальше и дальше, становятся историей, и уже в наши дни на фоне краха СССР и стран народной демократии, смотрятся несколько по-иному, чем в 60-годы прошлого века.

«ПРАЖСКАЯ ВИНА».

Синдром «пражской вины» - вины за события 1968 года – внедрен в сознание нашей интелли-генции. Внедрен прочно. Мало того, эти события словно не подлежат какому-то иному осмыслению. Это своеобразный запрет, нарушить который нельзя. А если нарушишь, будешь заподозрен в тоталитарном мышлении, подвержен суровому либеральному остракизму. Конечно, при таком подходе бессмысленно разбираться в существе происшедшего, осмыслять новые факты. Но ду-мать-то все равно надо! Ввод войск в Чехословакию был тяжелым и тра-гическим событием. Советское руководство не смогло тогда найти другого выхода. Оно оказалось - 3 - ТОВАРИЩ №77(7) август 2008г. в ситуации, когда все ходы – вынужденные, а по-беды – пирровы. Выбор был незавидный. И оно это понимало. Это решение ничего не стоит осу-дить с позиций абстрактного гуманизма. Но только не надо забывать: осуществлялся он в конкретных условиях холодной войны, целью которой было уничтожение СССР любой ценой. Любое государ-ство в такой ситуации вынуждено и обязано за-щищать себя. В наши дни бомбят и оккупируют целые страны именно те, кто и сейчас тычет нам в лицо Пражской весной. Надо понимать, видеть: с помощью синдромов, подобных «пражскому», сегодня Российскому го-сударству, сознанию народа навязывается ком-плекс неполноценности и неискупаемой вины. Нас загоняют в положение безнадежного грешника, вымаливающего прощение и просящего пощады. А тем, кто оказался в таком положении, ничего не стоит помыкать. Философ Александр Зиновьев как-то горько, по-каянно заметил про диссидентское прошлое: «Целились в коммунизм, а попалив Россию». А знаменитый русофоб Збигнев Бжезинский уже по-сле окончания холодной войны выразился пре-дельно ясно: «Борьба против СССР была на са-мом деле борьбой против России, как бы она ни называлась». Размышляя и оценивая чехосло-вацкие события 1968 года, не будем забывать обо всем этом. В 1963 году, когда в Вашингтоне убедились, что военная истерия против СССР и социалисти-ческого блока не только не срабатывает, но и контрпродуктивна, американцы перешли к полити-ке «наведения мостов». Ее целью было обеспе-чить постепенный отход восточноевропейских участников Варшавского пакта от социализма, воспитать и поддержать «ползучую контрреволю-цию» внутри этих стран. В соответствии с этой концепцией США отказывались вести дело со всем Варшавским блоком, чтобы не повышать наднациональную роль СССР и его влияние, и даже пошли на смягчение закона о торговле стра-тегическими товарами в отношении тех стран Варшавского договора, которые позволяли себе некоторую самостоятельность и оппозиционность. Доктрину эту пришлось пересмотреть после ввода войск в Прагу в 1968 году. В Праге, других круп-нейших городах распространялись слухи в духе «Запад нам поможет» в случае обострения ситуа-ции. И чехи поверили, забыв уроки Мюнхена, ко-гда англосаксы и французы элементарно кинули их, сдали Гитлеру, чтобы обеспечить фюреру плацдарм для нападения на СССР. СССР не стал ожидать, пока Пражская весна перейдет в жаркое «лето» и Прага будет готова выйти из Варшавско-го договора. Он показал Западу, что готов под-твердить свой контроль над геополитической зо-ной ответственности, определенной ялтинскими соглашениями между Сталиным, Черчиллем и Рузвельтом, и не допустить распада военно-стратегического пространства. США, проинформированные об акции самим со-ветским руководством, признавали тогда сущест-вование зоны ответственности Советского Сою-за. Конечно, на Западе за всем происходящим в Чехословакии следили самым тщательным обра-зом. Радиостанции «Свобода» и «Свободная Ев-ропа» вещали круглосуточно, открыто призывали к неповиновению и к сопротивлению войскам. В западных газетах открыто писали, что в ФРГ гото-вили отряды диверсантов на случай, если в Чехо-словакии вспыхнет восстание. Войска НАТО в Ев-ропе были приведены в состояние повышенной боевой готовности. Так же, как и стратегическое командование ВВС США. Балансирование на гра-ни войны по Даллесу становилось реальностью. И тем не менее конфликта между НАТО и Варшав-ским блоком, к счастью, не произошло. В 1968 году Запад проиграл в «борьбе за демо-кратию» в соцстранах. Но он обрел огромный опыт, который потом пригодился ему не раз при подготовке и осуществлении сценариев «оранже-вых», «розовых» и «гранатовых» революций. Этот опыт стал решающим оружием в борьбе двух ми-ров, хотя реванша и победы в холодной войне За-паду пришлось ждать еще четверть века. В наше время, вспоминая о 1968 годе, часто го-ворят только о последовавшем вслед за этим рез-ким ухудшением отношений СССР и Запада. Но вот известный историк Н.Нарочницкая обращает внимание на другой момент, последовавший за событиями в Праге. «Крах иллюзий на отрыв по-одиночке социалистических стран от СССР при-вел США к разрядке. Прямым результатом ввода войск в ЧССР были договоры ФРГ и СССР 1970 года, последующие договоры ФРГ с Чехословаки-ей об отмене Мюнхенского сговора, визит Ричар-да Никсона в Москву, встреча во Владивостоке советского и американского президентов, весь комплекс договоров в области ядерного разору-жения, включая его фундамент – Договор о про-тиворакетной обороне 1972 года и Протокол к не-му 1974 года. Организация по безопасности и со-трудничеству в Европе также никогда бы не со-стоялась окончательно без этой акции, которая побудила Запад подтвердить в Заключительном акте Хельсинки незыблемость послевоенных гра-ниц и реалий в обмен на согласие СССР на со-кращение вооружений в Европе». Эти факты – убедительное подтверждение то-го, что на Западе силу уважают. Это немаловаж-ный вывод и для сегодняшних стратегов внешней политики России. Литературная газета №31, 2008г,